Фируза Абдуллаева. Жизнь поэта при дворе: Фаррухи Систанский (XI в.) и его «Ода о тавре» (2000)

250 

Абдуллаева, Фируза Ибодуллаевна.
Жизнь поэта при дворе: Фаррухи Систанский (XI в) и его «Ода о тавре» : Учеб. пособие / Ф. И. Абдуллаева; С.-Петерб. гос. ун-т. — СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. — 198, [1] с. : ил.; 20 см.; ISBN 5-288-02717-X
Рез. англ.
Художественная литература — Мировая литература — Таджико-персидская литература — 11 — 15 вв. — Фаррухи Систанский (ум. ок.1030) — писатель — Жизнь и творчество писателя — Учебник для высшей школы

Описание

Букинистическое издание очень хорошей сохранности. Книга нечитаная, есть след от ценника, слегка потёрта обложка.
СПРАВКА (об авторе).  Доцент кафедры иранской филологии Восточного факультета СПбГУ. Преподает классический и современный персидский язык (ее переводы современной персидской поэзии помещены в сборнике «Новые иранские поэты на берегах Невы», СПб, «Алетейя», 1999). Ею разработаны курсы «Поэты Газнийского круга»: по этой теме сдано в печать учебное пособие; «Персидский поэт Фаррухи Систанский XI века и его касыда «Ода о тавре»»; «Ранние персидские тафсиры»: по этой теме готовится к выходу в «Черной серии» издание «Комментарий к Корану XIв. по Лахорской рукописи. Перевод, введение и комментарий».Тема кандидатской диссертации (1989 г.): «Лексико-грамматическое описание Лахорского тафсира (Комментария к Корану) XIв.». Научный руководитель — акад. М.Н.Боголюбов.
Сфера научных интересов: описание персидской части рукописной коллекции Восточного отдела библиотеки СПбГУ и издание сводного каталога (Catalogue raisone); персидская экзегетика: по этой теме готовится к печати хрестоматия, посвященная исследованию оригинальных рукописных текстов персидских комментариев к Корану из собрания СПбФ ИВ РАН и СПбГУ, впервые вводимых в научных оборот.

 

Автор: Абдуллаева, Фируза Ибодуллаевна

Издательство: Издательство Санкт-Петербургского университета

Год издания: 2000

ISBN: 5-288-02717-X

Кол-во страниц: 198, илл.

Формат: 20.5 x 14.5 x 1.3

Тип обложки: мягкая бумажная

Тираж: 500

Вес, г: 250

 

АННОТАЦИЯ.

Учебное пособие впервые на русском языке представляет биографию и творчество Фаррухи, одного из наиболее известных придворных персидских поэтов Газнийского круга (X-XI вв.). Привлекаются как известный обширный материал по изучению наследия поэта, так и работы современных ученых, опубликованные в последнее время, главным образом в Иране. Эти обобщенные сведения изложены во Введении. Приводятся биографические сведения о Фаррухи и его покровителях, дается общий обзор литературного наследия поэта. Текст Оды о тавре, снабжен комментариями и анализом изобразительных средств, засвидетельствованных в касиде.

Приводится список рекомендованной литературы и приложения, состоящие из фрагмента произведения Низами Арузи Самарканди Чахар макала (Четыре беседы), в котором представлена известная легенда из жизни поэта, популярная до сих пор, и стихотворения Фаррухи разных жанров (ода, элегия, лирика).

Для студентов-востоковедов старших курсов, обучающихся по специальности, предполагающей изучение персидской классической поэзии, а также для всех интересующихся персидской литературой.

   РЕЦЕНЗИЯ (НГ-Exlibris  08.02.2001)
Литературная карьера Фаррухи началась в Систане, откуда он был родом и где состоял на службе у одного из местных аристократов в должности надима — княжеского приближенного, занимавшегося организацией досуга своего патрона. Обстоятельства отъезда Фаррухи из Систана романтичны: свою родину молодой поэт и музыкант покидает ради невесты из дома Абу-л-Музаффара — узбекского аристократа и вассала Махмуда Газневи, самого могущественного представителя газнийской династии и первого, кстати, мусульманского правителя, к имени которого еще при жизни стали приставлять титул «султан».Султан Махмуд (970-1030) остался в истории не только как удачливый полководец и политик, империя которого соперничала по размерам с Аббасидским халифатом эпохи его расцвета, но и как щедрый покровитель науки и искусств, собравший при своем дворе самое, быть может, блестящее за всю историю средневекового Ирана сообщество ученых и поэтов. Метод, каким укомплектовывалась «Газнийская академия» был исключительно административным: время от времени Махмуд рассылал своим вассалам письма, в которых требовал отправить к его двору наиболее отличившихся ученых и литераторов. Подобные «приглашения» вдохновляли отнюдь не всех: зная о столичных интригах и жестокости Махмуда, наконец — всяческих ограничениях и церемониальных обязанностях, накладываемых жизнью при дворе, в Газну отказался, например, ехать Абу»Али б. Сина (Авиценна), предпочтя свободу и долгие скитания обществу капризного султана. Но для честолюбивых поэтов, каким был Фаррухи, переезд в Газнийский двор вел к славе и, что тоже немаловажно, к еще большему богатству. Таким образом, пробыв некоторое время надимом Абу-л-Музаффара, поэт переезжает в столичную Газну (современный г. Газни на юго-востоке Афганистана) и входит в придворный цех поэтов, руководимый главным панегиристом Махмуда поэтом Унсури. Здесь, в обстановке постоянных поэтических соревнований и общения с лучшими интеллектуалами того времени расцветает поэтический талант Фаррухи Систанского, ставшего одним из самых известных и ярких поэтов Газнийского круга (по данным средневековых авторов, при дворе Махмуда прославились 29 поэтов, общее же количество «штатных» стихотворцев могло исчисляться сотнями).Творческое наследие Фаррухи неплохо сохранилось: его диван состоит из 9 тыс. бейтов (двустиший) и включают в себя произведения различных жанров — касыды, газели, рубаи и др. В книгу Фирузы Абдуллаевой включены две касыды («Я ушел из Систана…» и «Осенняя касыда», посвященная празднику «саде»), два весенних тарджибанда (разновидность строфической организации бейтов по чередованию рифм), элегия на смерть султана Махмуда, 14 газелей, а также небольшая подборка из рубаи и дубайти. Все эти тексты даются на фарси и вошли в приложение к основной части книги, посвященной исследованию самой известной касыды Фаррухи — «Оды о тавре», сочиненной им в качестве «экзаменационного» стихотворения перед вступлением в должность надима Абу-л-Музаффара и описывающей праздник ежегодного клеймения жеребят, в котором принимал участие амир. Приводится как персидский текст оды, так и два варианта ее перевода на русский.Книга Абдуллаевой, будучи небольшим по объему учебно-практическим пособием, проливает свет на ту чрезвычайно разнообразную и противоречивую литературную ситуацию, которой была отмечена газнийская эпоха и особенно — период правления Махмуда. Ведь именно на это время приходится творчество великого Фирдоуси, с именем которого понятие «персидской литературной классики» ассоциируется у любого образованного европейца (Рудаки творил столетием раньше, Омар Хайям — столетием позже). Фаррухи — современник Фирдоуси. Но исповедуемые ими поэтические принципы были совершенно противоположными, если не сказать — враждебными. Как противоположными были и их поэтические биографии: первый — фаворит «времен настоящих» и придворный панегирист, работающий в «малых формах», второй — провинциал, диссидент-аристократ, четверть века ваявший огромную поэму о царях «времен ушедших», отвергнутую «царем нынешним». Поэтому уничижительные определения, которые давал Фаррухи поэме «Шахнаме», выставляя Фирдоуси в глазах своего царствующего покровителя антикварным и «неактуальным» автором, звучат сейчас весьма забавно. Учтем также, что автор «Шахнаме» немало рисковал, когда представлял Махмуду свое творение: масштабный эпос о домусульманских шахах мог вызвать ревность султана и навлечь на ее автора обвинения в связях с карматами — преследуемой мусульманской сектой, выражавшей интересы старой иранской аристократии, к которой принадлежал Фирдоуси.

Махмуд так и не принял «Шахнаме», и «наезды» Фаррухи, вызванные как завистью к чужому гению, так и требованием лояльности, красноречиво свидетельствуют о борьбе литературных амбиций в газнийскую эпоху. Прибавим сюда историю с «гонорарами», чтобы получилась вполне связная и живая картина «литературных разборок» того времени: известны совершенно фантастические суммы, которые могли получать надимы за свои особо удачные панегирики (до 100 тыс. дирхемов). Для сравнения: Фирдоуси получил за поэму «Шахнаме», над которой он работал всю жизнь, всего 20 тыс. дирхемов, которые он счел для себя унизительным принять и, согласно легенде, раздал прислуживавшим ему в бане терщику и виночерпию…

В любом случае вклад Фаррухи в развитие малых форм персидской поэзии, особенно газели, весьма велик. Фаррухи — мастер точных и ярких зарисовок, «живых картин», выпуклой детали. Рамки же панегирической касыды, в котором исполнена добрая половина его дивана, становился для него определенно тесен. Дальнейшее развитие могло происходить лишь на пути еще большей «субъективации» приемов и образов. Так и произошло. Кстати, Систан, с которым столь трогательно распрощался Фаррухи, является той областью Ирана, в которой зародились многие эпические сюжеты, легшие в основу «Шахнаме». С этим поистине символическим расставанием можно связать начало лирической линии в классической иранской поэзии. Фирдоуси же остается той скалой, на которую невозможно взобраться, но и обойти невозможно и в чьей «гомеровской» тени стало расти изящное поэтическое дерево персидских лириков.

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Фируза Абдуллаева. Жизнь поэта при дворе: Фаррухи Систанский (XI в.) и его «Ода о тавре» (2000)”

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

TOP