Борис Виан. «Пена дней» и другие истории: романы, рассказы

590 

Виан, Борис.
«Пена дней» и другие истории [Текст] : романы, рассказы : 16+ / Борис Виан ; перевод с французского Марии Аннинской, Александры Бахмутской, Елены Болашенко и др. — Москва : Иностранка : Азбука-Аттикус, 2019. — 923, [2] с. — (Иностранная литература. Большие книги).; ISBN 978-5-389-16578-6 : 4000 экз.
Филологические науки. Художественная литература — Художественная литература. Литературоведение — Франция — Французская литература — 1945-1991 гг. — Произведения художественной литературы — Художественная проза — Романы. Повести. Рассказы

 

Категория: Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Описание

Автор: Борис Виан

Переводчики: Мария Аннинская, Наталья Мавлевич, Ирина Волевич, Нина Хотинская, Лилианна Лунгина, Валерий  Кислов, Виктор  Лапицкий, Татьяна Ворсанова, Ольга Смолицкая, Александра Бахмутская, Елена Болашенко, Владилен Каспаров, Г. Сергеев

16+

2019 г.

Серия: «Иностранная литература. Большие книги»

Издательство: Иностранка

Тип переплета: твердый

Количество страниц: 928

Формат: 140х210

ISBN: 978-5-389-16578-6

 

АННОТАЦИЯ

Борис Виан писал прозу и стихи, работал журналистом, писал сценарии и снимался в кино (полтора десятка фильмов, к слову сказать), пел и сочинял песни (всего их около четырех сотен). Редкий случай, когда интеллектуальная проза оказывается еще и смешной, но именно таково главное произведение Бориса Виана «Пена дней». Увлекательный, фантасмагорический, феерический роман-загадка и сегодня печатается во всем мире миллионными тиражами. Неслучайно Ф.Бегбедер поставил его в первую десятку своего мирового литературного хит-парада.

В настоящее издание также вошли романы «Осень в Пекине», «Сердцедёр», «Красная трава», сборник рассказов «Мурашки» и два произведения, написанные Вианом под псевдонимом Вернон Салливан: «У всех мертвых одинаковая кожа» и «Я приду плюнуть на ваши могилы».

 

СОДЕРЖАНИЕ

Пена дней / L’Écume des jours (1946/1983)

Борис Виан: «На свете есть только две вещи, ради которых стоит жить: любовь к красивым девушкам, какова бы она ни была, да новоорлеанский джаз или Дюк Эллингтон. Всему остальному лучше было бы просто исчезнуть с лица земли, потому что все остальное — одно уродство. Именно это и явствует из нижеследующих страниц, где рассказана самая что ни на есть доподлинная история, поскольку я сам сочинил ее от начала и до конца. Но при всем при этом она есть и проекция реальности, однако сдвинутая в иную плоскость, ухабистую и искривленную, и в ней возникает воспаленная атмосфера перекошенных жизненных обстоятельств.» © Papyrus

Осень в Пекине / L’Automne à Pékin (1947/1997)

В одно незадавшееся и, стало быть, не вполне прекрасное утро Амадис Дюдю сел не в тот автобус и, не истратив ни единого билетика, оказался в Экзопотамии. Там же оказались и другие герои романа, что, впрочем, и не удивительно, ведь Экзопотамия – это пустыня. А как утверждает Борис Виан, в пустынях всегда много народу, ведь люди любят скапливаться там, где много места. © Pa  pyrus

Сердцедёр [=Сердце дыбом] / L’Arrache-cœur (1953/1998)

Получив при рождении справку «Психиатр. Порожний. Подлежит заполнению», Жакмор твёрдо знал, кто он и чем ему предстоит заняться. Чтобы заполнить понемногу свою внутреннюю пустоту, он прибывает в деревеньку на берегу моря – престранную, надо сказать, деревеньку. Прибывает как раз вовремя, чтобы поспособствовать/ поприсутствовать при рождении трёх близнецов – Ноэля, Жоэля и Ситроена…  © Papyrus

Красная трава / L’Herbe rouge (1950/1998)

Во дворе дома, где живут инженер Вольф, его жена Лиль, его друг Ляпис Сапфир и его спутница Хмельмая, а также четвероногий и хвостатый, собакообразный сенатор Дюпон, среди красной травы стоит некий аппарат. Вольф сконструировал его для того, чтобы избавиться от воспоминаний. Но чтобы забыть — надо сначала вспомнить.

Мурашки / Les fourmis (1949). Сборник из 11 рассказов.

Мурашки / Les fourmis (1949/1997).

Они высадились поутру на этом берегу, где повсюду были только кучи трупов и просто разбросанные куски железа. И в них сразу стали стрелять…   © an2001

Прилежные ученики /Les bons élèves  [= Примерные ученики] (1949/1983).

Люн и Патон — слушатели Полицейской академии. Они собираются стать образцовыми полицейскими. Жизнь у них складывается отлично — хорошо сдаются экзамены по избиению нарушителей и ломанию костей задержанным, на плечах всегда новенькая синяя форма, а в руках — крепкие дубинки. Люн недавно подарил любимой девушке осиновый браслет. Как такие бравые парни развлекаются на дежурстве? Да просто! Устраивают пальбу по голодным нищим, пытающимся утащить со склада немного еды. Кто же знал, что осиновый браслет может оказаться в пыли и крови?    © Ny

Поездка в Херостров / Le voyage à Khonostrov  [=Путешествие в Хоностров ] (1949/1997).

Как заставить неразговорчивого пассажира, который едет в вашем купе, подключиться к общему разговору? Пожалуй, можно попробовать использовать для этого набор хирургических инструментов… © Papyrus

Рак / L’écrevisse (1949/1983).

Всё пошло не так у Жака Тежардена. Во время последнего концерта ему пришлось играть не только на гнус фистуле, но и на сквозняке. Вот он и схватил бронхину… © Papyrus

Водопроводчик / Le plombier (1949/1983).

Однажды утром в квартиру Жасмин постучался водопроводчик, которого она не вызывала… © Gorhla

Пустынная тропа / La route déserte (1948/1983).

Молодой человек собирался жениться. Он заканчивал школу мраморщиков, специализирующихся по всем видам надгробий. За день до женитьбы он решил устроить мальчишник, где обязательно должны присутствовать его друзья, в том числе Майор и Лоран, работающий врачом. © rusty_cat

Дохлые рыбы / Les poissons morts  [= Дохлые рыбки] (1947/1983).

Помощник каждое утро отправляется на пруд ловить марки для Патрона, за что каждый день получает 50 франков, кроме тех дней, когда Патрон подсовывает ему фальшивый билет, и Помощнику приходится отдавать 30 франков штрафа. Патрон гадок и мерзок, и единственная радость Помощника — любящая его Зверушка, которая любит его и согревает промозглыми ночами. Устав от издевательств Патрона, Помощник решает убить хозяина. © rusty_cat

Блюз для черного кота / Blues pour un chat noir (1949/1983).

Неудачное стечение обстоятельств — крикливый и драчливый петух, невнимательный велосипедист, и вот уже чёрный кот сидит на дне канализационного колодца, гадая как оттуда выбраться… © Papyrus

Туман / Le brouillard (1949/1997).

Главный врач сумасшедшего дома проследил взглядом за выходящим из его кабинета Андре. Тот вышагивал, крепко прижав локти к туловищу и запрокинув голову под прямым углом назад.»Окончательно вылечился», — подумал главврач.

Желторотая тетеря / L’oie bleue  [= Солёные слёзы любви] (1946/1983).

У него уже начался отпуск, о котором он мечтал длинные одиннадцать месяцев, и дорога накручивалась на колёса его машины. А вот у края шоссе подняла руку юная и прекрасная девушка. Оказалось, что им по пути — в Каркассон.  © an2001

Статист / Le figurant (1949/1994).

В самом конце титров Звезда, блистающая своим отсутствием Это я Это я. Статист. Тот, кто мечтает о реплике Как иные об Америке Кто каждое утро в пять или шесть…

Романы изданные под псевдонимом Вернон Салливан:

У всех мертвых одинаковая кожа / Les morts ont tous la même peau [= Мёртвые все одного цвета, Страж брату моему ] (1947/1993)

Дэн работает вышибалой. Он постоянно видит секс и насилие. Он и сам любит насилие и секс с посторонними женщинами. У него есть жена и ребёнок. Белые. И он гордится этим, потому что сам он — чёрный. И пускай этого никто не видит, ведь внешне он ни чем не отличается от других «нормальных» людей: у него белая кожа. Но что делать, когда твой брат, чёрный и снаружи, и изнутри, начинает вторгаться в твою жизнь, тем самым разрушая её? Плюнуть на всё и признаться в том, что твоя кровь грязна? Или попытаться оттереть ненужное пятно, раз и навсегда забыв, кто ты есть на самом деле?  © Alex Fear

Я приду плюнуть на ваши могилы / J’irai cracher sur vos tombes  (1946/1991)

Ли Андерсон – мулат, хотя по его внешности об этом и не скажешь. Тем не менее, в нём  1/8 негритянской крови. Немного, но этого оказалось достаточно, чтобы его младшего брата линчевали за связь с белой девушкой. Ли прибывает в небольшой городок, в котором никто не догадывается о его негритянском происхождении, вынашивая план мести. И месть эта должна быть ужасной и кровавой.

 

ССЫЛКА

Георгий Косиков. О ПРОЗЕ БОРИСА ВИАНА
http://20v-euro-lit.niv.ru/20v-euro-lit/articles-franciya/kosikov-o-proze-borisa-viana.htm

 

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Борис Виан. «Пена дней» и другие истории: романы, рассказы”

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

TOP